Российских заключенных страхуют от пыток

Дата публикации: 20 Фев. 2013
( 3,0/1)
Российских заключенных страхуют от пыток

 

В российских колониях наблюдается страховой бум: 5 тыс. зэков застраховали свои жизни и здоровье от пыток и издевательств со стороны сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Эксперты поясняют, что тюремщики относятся к таким осужденным более бережно, что также является некой гарантией их безопасности. Однако страховщики сильно рискуют: ради выплат зэки могут пойти на симуляцию побоев, а доказать факт насилия со стороны тюремщиков или его отсутствие бывает крайне проблематично. 
 
Впервые страховые компании начали страховать осужденных от несчастных случаев еще в лихие девяностые, однако тогда эта идея пришлась не по душе высокопоставленным силовикам. Вскоре такой страховой продукт был свернут. Вновь к этому вопросу вернулись уже в конце нулевых годов. Правда, тогда страховать заключенных решились только две компании — Военно-страховая компания и «Капитал-резерв». 
 
Однако страховщики неожиданно столкнулись с фактами мошенничества, когда заключенные сами себя калечили в надежде нажиться на выплатах. В итоге обе компании отказались от рискованного проекта и ушли с тюремного рынка. 
 
Новый всплеск интереса к страхованию здоровья и жизни зэков произошел в последние два года, после серии бунтов и инцидентов в колониях, сопровождавшихся гибелью осужденных. Сейчас, по данным сотрудников аппарата уполномоченного по правам человека Владимира Лукина, уже более 5 тыс. заключенных в России застраховали свою жизнь и здоровье. Минимальная цена полиса (по программе страхования жизни и от несчастного случая) для заключенных в России — 1,7 тыс. рублей, а выплата по ней составляет 50 тыс. рублей. Верхний предел страхового взноса — 35 тыс. рублей, а выплата по нему составляет 1 млн рублей. В списке возможных рисков — гибель от рук сотрудников ФСИН, получение инвалидности в «зоне», заболевание туберкулезом, заражение ВИЧ-инфекцией. 
 
Руководитель проекта «Страхование заключенных.рф» Михаил Шнейдерман заявил «Известиям», что пока страховых выплат по данным полисам не было. Он объясняет этот факт просто: сами сотрудники ФСИН опасаются применять силу к застрахованным подопечным.  
 
— Таким образом, страховка становится некой защитой личной безопасности осужденного, хотя, конечно, и не 100-процентной гарантией, — отмечает эксперт. 
 
Это подтверждает и председатель Православного центра духовной помощи и правовой защиты Геннадий Савенков. По его словам, у сотрудников центра есть свидетельства того, что бойцы конвойных подразделений ФСИН относятся к застрахованным зэкам более осторожно.  
 
— Иногда осужденным крепко достается во время этапирования, а именно при приемке этапа или его дальнейшем отправлении, — поясняет Геннадий Савенков. — Но мне рассказывали, что застрахованных отделяют от основной массы заключенных и вообще отводят в сторону, не применяя к ним силы. 
 
Он считает, что сотрудники ФСИН опасаются, что страховщики могут инициировать расследование инцидента. А это может повлечь за собой не только служебную проверку, но и материальную ответственность. Ведь страховые компании будут пытаться возместить свои издержки по выплатам за счет виновников. 
 
Между тем Михаил Шнейдерман отмечает, что у страховой защиты заключенного есть и обратная сторона медали. В частности, очень часто трудно доказать сам факт насилия. ФСИН является крайне закрытой структурой, и страховщиков просто никто не пустит внутрь СИЗО или колонии для проведения своего расследования или даже простого опроса очевидцев инцидента. 
 
— Поэтому все страховые компании, работающие на тюремном рынке, вынуждены сотрудничать с правозащитными организациями и общественными наблюдательными комиссиями. У последних по соглашению с руководством ФСИН есть право посещать пенитенциарные учреждения, общаться с осужденными, — поясняет эксперт. 
 
Один из создателей проекта Gulagu.net — Владимир Осечкин считает, что страхование заключенных необходимо развивать. Причем основную роль в этом деле должно играть государство, а не частные страховые компании. По его мнению, страхование окажет экономическое давление на руководство МВД и ФСИН, а правозащитники получат единую информационную базу по правонарушениям в местах лишения свободы и систему их профилактики. 
 
При этом все правозащитники в один голос говорят, что перечень страховых случаев, предусмотренных полисом, необходимо существенно расширить. В частности, речь идет о внесении в него таких пунктов: незаконный отказ в предоставлении свидания с родственниками, пропажа личных вещей и документов, лишение сна и неоказание надлежащей медицинской помощи. 
 
В аппарате Владимира Лукина инициативы по страхованию осужденных поддерживают, считая, что оно создает новый механизм защиты их прав. 
 
— Однако пока страховщики действуют на грани фола. Уголовно-исполнительным кодексом предусмотрено только социальное страхование со стороны государства, но ничего не говорится о частном страховании, — поясняет «Известиям» один из помощников омбудсмена. — Также в федеральном законе о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых вообще ничего не сказано о страховках. 
 
В пресс-бюро ФСИН «Известиям» заявили, что руководство ведомства не видит препятствий для страхования заключенных и не против инициатив страховщиков и правозащитников. В то же время представители службы отмечают, что на данный момент ФСИН решает другую актуальную проблему — полисами обязательного медицинского страхования (ОМС) обеспечены далеко не все осужденные. Они имеются лишь у трети «спецконтингента», что вызывает проблемы с врачебной помощью в том случае, если тюремные врачи не могут справиться сами и вынуждены отправлять больного к «гражданским» специалистам.
 
   

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать Вконтакте

2097

Новости

все новости...