Елькин: «Мое дело — инструмент давления, в том числе на Сердюкова»

Дата публикации: 31 Мар. 2013
( 0)
Елькин: «Мое дело — инструмент давления, в том числе на Сердюкова»

Экс-гендиректор ОАО «Славянка» (структурное подразделение холдинга «Оборосервис») Александр Елькин, входивший в ближайшее окружение экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, обвиняется в организации фиктивного ремонта зданий Минобороны. Общий ущерб от трех контрактов, по версии следствия, составил 400 млн рублей.

В эксклюзивном интервью «Известиям», которое Александр Елькин дал из СИЗО, он рассказал, что никогда не был близким другом экс-министра обороны, а свой арест считает незаконным и угодным определенным политическим силам, чтобы путем давления на него получить показания на Сердюкова.

— Вас называют близким другом Анатолия Сердюкова. Вы давно знакомы? Как подружились?

— Начну с того, что другом Анатолия Сердюкова я стал с легкой руки СМИ и только после этого сам об этом узнал. Я никогда не был другом Сердюкова.

— А как же план дома, который был найден у вас при обыске? Речь идет о проектной документации на коттедж с рабочим названием «дача министра», который следователи обнаружили, когда изымали документы в ОАО «Славянка»?

— Никаких домов я Сердюкову не строил. Изъятый при обыске проект загородного дома, в котором 200 кв. м, никакого отношения к Сердюкову не имеет. Это мой проект. Для приема в нем первых лиц государства метраж маловат. Следователю, изымавшему при обыске этот проект, я об этом говорил. Но у него был свой замысел. Видимо, он уже тогда хотел передать эту информацию в СМИ.

— 15 лет назад вы были простым офицером и жили в обшарпанной квартире. До ареста вы жили, как олигарх. Расскажите, с чего начинался ваш бизнес? Чем занимались ваши предприятия?

— Да, вы правы, меня сложно удивить тюремной жизнью СИЗО, она не сильно отличается от казармы, да и выживать в тяжелых бытовых условиях мне и моей семье тоже приходилось. Олигархом меня сделала пресса, в ее публикациях 90% фантазий.

— Информация про принадлежащую вам трехуровневую квартиру с золотыми унитазами и бассейном — тоже фантазии?

— Нет у меня никакой трехуровневой квартиры с бассейном — это просто больное воображение писателя. У нас хорошая четырехкомнатная квартира с 12-метровой кухней.

А для того чтобы чего-то добиться в жизни, попробуйте просто начать неустанно работать. Москва — это город, в котором добиваются успеха абсолютно все, кто работает.

— Но ведь далеко не все экс-полковники, даже работая круглыми сутками, в итоге становятся богатыми людьми. Как вам это удалось?

— После 20 лет службы в военных гарнизонах, участия в боевых действиях в Афганистане, окончания военной академии им. Ю.А. Гагарина в 1993 году и учебы в академии имени Плеханова я со своими партнерами создавал различные коммерческие компании в разных сферах экономики.

Позже мы организовали ЗАО «Безопасность и связь». В начале 2000-х нам удалось маленькую компанию превратить в лидера российского рынка в сфере ЖКХ. Нашими заказчиками были различные коммерческие структуры, занимающиеся строительством современных зданий в Москве. ЗАО «Безопасность и связь» выполняла заказы по монтажу, строительству и дальнейшей эксплуатации всех видов слаботочных систем, систем безопасности зданий, систем электро- и энергосбережения, единых систем связи, систем бесперебойного питания.

Костяк компании составляли бывшие офицеры, уволенные из армии, так как по таким специальностям вузы уже не готовили специалистов, а бывших военных не было необходимости обучать ответственности за порученное дело. Их уровень квалификации был достаточен и требовал только доподготовки путем проведения внутренних курсов в компании.

К 2009 году в компании было до 1 тыс. человек, в техническом обслуживании находилось порядка 500 тыс. кв. м площадей современных зданий. Получив все необходимые лицензии и допуски, мы начали участвовать в конкурсах на право получения заказов во всех госструктурах и коммерческих организациях. Нам удалось создать солидный портфель заказов со стабильными ежемесячными платежами. Компания превратилась в одного из лидеров на рынке эксплуатационных услуг по всей стране. Открылись филиалы в различных регионах России. Именно поэтому нас выбрали для участия в конкурсе по предоставлению услуг техобслуживания объектов Минобороны.

К моменту заключения первого контракта с Минобороны я был уже довольно состоятельным бизнесменом с огромным, по российским меркам, состоянием.

— Как вы оказались во главе «Славянки»?

— Подбором потенциальных претендентов на должность руководителей субхолдингов для «Оборонсервиса», в том числе и «Славянки», занималась кадровая служба МО и департамент кадров самого «Оборонсервиса». Критерии отбора, насколько мне известно, были предельно жесткими. Основной — большой опыт работы в данной сфере, высокие организаторские способности и потенциальная способность претендента в короткий срок организовать и настроить работу всей производственной структуры.

Я полагаю, что был приглашен на должность гендиректора «Славянки» благодаря успехам, которые достигло ЗАО «БиС» под моим руководством.

— Почему, возглавив «Славянку», вы не вышли из соучредителей «БиС», а некоторые из руководителей «Славянки», например Константин Лапшин, одновременно продолжали работать в «БиС»?

— Назначение в «Славянку» было для меня большой неожиданностью. Но оставаться соучредителем «БиС» и быть ее гендиректором — это разные вещи. Практически сразу же после моего ухода обязанности гендиректора ЗАО «БиС» были возложены на Андрея Луганского.

Законодательство не запрещает руководителю юрлица с госучастием быть участником коммерческих организаций. Но в тоже время я для себя принял решение, что ОАО «Славянка» не будет заключать хозяйственные договоры и вступать иные коммерческие отношения с ЗАО «БиС», хотя законодательство и этого не запрещает. Подчеркиваю, что ЗАО «БиС» не заключало ни единого контракта с ОАО «Славянка» и не получало ни одного рубля от нее.

— Следователи считают, что благодаря вашему личному участию «БиС» получала регулярно заказы от «Славянки» на обслуживание объектов Минобороны, в то же самое время другие подрядчики платили откаты руководству «Славянки» за получение контрактов. Как вы это прокомментируете?

— Как я уже говорил, ЗАО «БиС» никаких заказов от ОАО «Славянка» не получала. Вся документация этих компаний изъята следствием, и ее можно проверить.

Могу заявить, что руководство ОАО «Славянка» никаких откатов не получало и не требовало от подрядчиков. Все подрядчики подбирались на конкурсной основе путем электронных торгов.

Для меня как руководителя и довольно состоятельного человека главным были организация работ, формирование структуры, меня вдохновлял уровень поставленных задач, широта преобразований в Минобороны. Я — полковник, всю жизнь жил в гарнизонах, знал проблемы не понаслышке. Для меня, человека, заработавшего не один миллион долларов, было честью участвовать в наведении порядка в заброшенных гарнизонах. Зачем мне получать откаты от неизвестных подрядчиков, если я мог выбрать в качестве подрядчика свою собственную компанию, ЗАО «БиС», и получать все деньги себе? Однако, как я уже говорил, ЗАО «БиС» не получало ни одного рубля от ОАО «Славянка».

— Вам вменяют эпизод с ремонтом и обслуживанием здания. СКР утверждает, что работы фактически не проводились, а деньги, выделенные на обслуживание в конечном итоге достались ЗАО «БиС», зарегистрированной на вас. Что вы на это можете сказать?

— Эпизод с обслуживанием здания по адресу: Колымажный, 14, является обычным хозяйственным спором между двумя хозяйствующими субъектами (Минобороны и ЗАО «БиС»).

Указанное здание входит в комплекс зданий, имеющих единые инженерные сети и инфраструктуру. Весь комплекс, выполнение работ проверялась и принималась сотрудниками заказчика (сотрудниками ХОЗУ Минобороны). Каких-либо претензий — как по качеству, так и по объемам оказанных услуг — со стороны Минобороны не было. О том, что в одном здании производится частичный капитальный ремонт, ЗАО «БиС» не было информировано. Но в тоже время следует отметить, что все инженерные системы здания функционировали и обслуживались.

Если вы производите ремонт в своей квартире и не проживаете в ней — это не значит, что вы не должны платить ДЕЗ квартплату и плату за коммунальные услуги. Нам вменяют именно это. По моему мнению, эти деньги общество получало законно.

Но в то же время еще задолго до возбуждения уголовного дела в ходе спора общество в добровольном порядке вернуло полученные деньги. И даже с учетом этого общая задолженность Минобороны только по этому контракту перед ЗАО «БиС» составила более 20 млн рублей, а совокупная задолженность ведомства превышает 300 млн рублей.

Полагаю, что определенные силы, инициировав возбуждении уголовного дела в отношении меня и других должностных лиц, пытаются таким образом захватить успешно работающий бизнес, что, к сожалению, в современной России является достаточно распространенным явлением.

— Следователи также утверждают, что были похищены деньги на обслуживание зданий Академии Генштаба, в частности, шло фиктивное техобслуживание одного из зданий академии, которого на самом деле не существовало — под него был вырыт только котлован.

— С Академией Генштаба похожая ситуация, как и с Колымажным, 14. Относительно Академии происходит манипуляция общественным мнением. В конкурсной документации на проведении аукциона указана старая нумерация. Исходя из такой нумерации следует, что одно здание отсутствует. Но в тоже время на территории Академии находятся несколько зданий, не указанных в конкурсной документации, которые обслуживаются ЗАО «БиС». Общая площадь объектов, обслуживаемых ЗАО «БиС», значительно превышает площадь помещений, указанных в контракте.

— 29 июня 2012 года вы подписали распоряжение №114/1, в котором установили единый расчет для проживания в ведомственных домах и общежитиях Минобороны — за содержание и ремонт помещений. Рост тарифов в итоге увеличился в разных регионах в рекордное количество раз от 99 до 708% (с 3,99 рубля за 1 кв. м до 28,28 рубля), этими историями с лета забиты практически все армейские форумы в интернете. Как формировались эти цены и почему они гораздо выше общероссийских среднерыночных?

— ОАО «Славянка» — подрядная организация, которая на основании заключенного с МО РФ госконтракта осуществляет комплексное техническое обслуживание и санитарное содержание казарменно-жилищного фонда Минобороны. ОАО «Славянка» не устанавливает какие-либо тарифы или расценки, а лишь оказывает услуги по установленным органом госвласти тарифам. Указанное распоряжение было подписано на основании соответствующего решения заказчика — Минобороны.

— Ваша защита регулярно просит изменить меру пресечения и заменить ее на домашний арест. Почему вы считаете, что выбранная мера пресечения неадекватна и необоснованна?

— Меня и моих коллег обвиняют по ч. 4 ст. 159 — «Хищение денежных средств, совершенных с использованием служебного положения генерального директора». В соответствии с п. 1.1. ч. 1 ст. 108 УПК РФ законодатель запрещает заключить под стражу обвиняемых по данной статье, если преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности. Данное законоположение направлено на защиту предпринимателей от незаконных действий при решении банальных хозяйственных споров.

Мы с первых дней даем последовательные показания, отвечаем на все вопросы следователей, представляем доказательства, способствуем установлению истины по делу.

В материалах дела отсутствуют любые данные, указывающие на то, что я могу скрыться или каким-либо образом воспрепятствовать следствию.

Скрываться от следствия никто не собирается, сбежать, на мой взгляд, — означает признать себя виновным во всех этих тяжелых обвинениях. Так что никакой логики, кроме морального давления, держать нас под стражей нет. У большинства из нас имеются хронические заболевания. Да и наши прежние заслуги перед Родиной тоже стоило бы учесть, большинство из нас участвовало в боевых действиях и имеет за это ордена и медали.

— У вас есть претензии к следствию?

— Расследованием нашего уголовного дела занимается одно из самых авторитетных подразделений Следственного комитета РФ — Главное военное следственное управление. Они действуют в рамках тех полномочий, которые имеют. Ведь главная задача в нашем случае для обеих сторон — это выяснить истину, есть виновность или нет, а потом принять решение, не так ли?

В работах по ЖКХ всегда можно найти кучу ошибок, причем они есть везде, и не только у нас в России. Это происходит из-за того, что непосредственно в выполнении работ, в их приемке и подписании задействовано большое количество сотрудников, что со стороны заказчика, что со стороны подрядчика. Как правило, ошибки этих людей и приводят к таким хозяйственным спорам. А отвечать за всё приходится руководству. Как раз это характерно для нашего уголовного дела. Практически до предъявления мне обвинения я ничего не знал о нарушениях на этих объектах и, естественно, не мог их предотвратить. Тем более что с 2010 года я не занимался хозяйственной деятельностью ЗАО «БиС». Говоря по совести, это неправильно!

В то же время, когда уголовное дело возбуждается по надуманным предлогам, без какой-либо проверки, в том числе сверки расчетов, а исходя из целесообразности, и по такому делу без какого либо-основания заключают под стражу — это и есть давление со стороны следствия на бизнес и их руководителей.

— У вашего бухгалтера Юлии Ротановой при обыске было изъято 4,5 млн долларов и больше 100 млн рублей. Что это за деньги?

— Юлия Ротанова никогда не была бухгалтером, тем более главным бухгалтером, она занимала должность юрисконсульта, фактически являясь моим помощником. Семья Ротановых — это наши давние друзья. Юля очень способный человек, и я ей доверял.

Изъятые деньги из ячеек у Ротановой — это мои деньги и деньги моих партнеров, заработанные от различных бизнес-проектов еще задолго до заключения первого контракта с Министерством обороны. СМИ уже писали, что я был учредителем ряда больших компаний, успешно работавших в различных сферах. Сейчас мы предоставляем следствию все материалы, подтверждающие законность заработка этих денег. Самое главное, что эти деньги заработаны законно, хранились они законно в банковских ячейках, а не на счетах в офшорах. Денежные средства были аккумулированы для инвестиции в российскую экономику. Что в этом плохого и противозаконного?

— В ходе ареста звучала информация о том, что якобы Ротанова по вашему указанию должна была уехать в Таиланд и уничтожить там печати и бланки фирм-однодневок, через которые происходило обналичивание похищенных денег. Что это за история?

— Надеюсь, всем уже понятно, что мы не ожидали никакого ареста, а просто жили и работали. Преступлений мы никаких не совершали, никакие фирмы-однодневки мы не организовывали и с ними не работали, а ехать за границу для того, чтобы там уничтожить печати, — это опять чья-то больная фантазия.

У следственного органа отсутствовали законные основания для ареста Ротановой. Семья Ротановых еще летом приобрела путевку в Таиланд на новогодние праздники, то есть задолго до возбуждения уголовного дела. Очевидно, что Юлия никак не собиралась и не могла воспользоваться такой путевкой, чтобы скрыться от следствия.

Однако следственные органы в целях придания законности ареста указали, что Ротанова якобы собиралась скрыться, и в качестве такого «доказательства» указали на туристическую путевку.

— Ваша компания долгое время арендовала 18 особняков в подмосковном санатории ФНС для высших чиновников Минобороны, которые использовали их под личные нужды. Что вы получали взамен?

— Вы опять все неправильно истолковали. Сейчас на рынке ЖКХ идет постоянная борьба за объемы обслуживаемых площадей, тем более элитных. Аренда деревянных домиков (а не особняков) — это абсолютно коммерческий проект. При правильной организации всего процесса обслуживания это очень выгодный проект, туда люди приезжают отдыхать, а в этом случае возникает достаточно большой перечень дополнительных услуг, который приносит доход.

— И все эти контракты, по-вашему, можно было получать без личных связей на самом высоком уровне? В это никто не поверит.

— Чтобы получать контракты без связей, надо иметь хорошую производственную структуру, приличный штат сотрудников с хорошим инженерным опытом, энергичных менеджеров и постоянно заботиться о хорошем имидже компании на рынке ваших услуг. Тогда вас будут ценить.

— Многие из задержанных по делу «Оборонсервиса» и делам, связанным с хищениями в Минобороны, активно сотрудничают со следствием. Предлагали ли вам заключить сделку со следствием и на каких условиях? Требовали ли от вас показаний на экс-министра обороны Сердюкова?

— Нам нет необходимости подписывать соглашение о сотрудничестве со следствием, мы и так с первых дней последовательно отвечаем на все вопросы следователей. У нас до сих пор сохраняется надежда на то, что нам удастся правовыми средствами доказать свою невиновность. Думаю, что следствие, арестовывая нас, рассчитывало в угоду определенным силам политизировать процесс и путем давления получить показания на экс-министра обороны.

— Есть версия, что Анатолий Сердюков стал жертвой межклановой борьбы в Кремле. Что вы об этом думаете?

— С высоты моего положения судить о клановой борьбе в Кремле по меньшей мере неуместно. Где я — и кто они? Безусловно, мое дело — инструмент давления, в том числе на Сердюкова. Все, что мне вменяется в вину, не должно быть предметом уголовного судопроизводства, а является хозяйственным спором, который подлежит разрешению в порядке арбитражного судопроизводства. Видимо, у следствия имеются другие цели и мотивы по данному уголовному делу. Всё это очень серьезно смахивает на рейдерский захват нашего бизнеса. Работа большинства наших компаний сейчас парализована. Сотрудники и руководители очень напуганы происходящим. Мы, конечно, держимся, но такое давление никому не добавляет оптимизма.

— Кому, на ваш взгляд, могло быть выгодно отстранение Сердюкова от должности?

— Затрудняюсь ответить на данный вопрос.

От «Известий»

Всего по делу «Славянки» предъявлены обвинения Александру Елькину, его помощнице Юлии Ротановой, заму Константину Лапшину, директору ЗАО «БиС» Андрею Луганскому и экс-начальнику хозуправления Минобороны Николаю Рябых. Все они находятся под стражей.

ссылка на источник

   

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать Вконтакте

2097

Новости

все новости...