Кирилл Селезнев – удачливый менеджер Газпрома и нежный брат

Дата публикации: 1 Мар. 2016
( 0)
Кирилл Селезнев – удачливый менеджер Газпрома и нежный брат

 

 

Банк «Россия» прославился тем, что одним из первых попал в европейские санкционные списки. Основными акционерами «придворного банка» Кремля являются Юрий Ковальчук, Геннадий Тимченко и Николай Шамалов. Считается, что эта патриотическая финансовая структура работает только в интересах России. Однако не все сделки, к которым имел отношение банк «Россия», оказывались выгодными для страны, по крайней мере, для ее главной государственной компании, — «Газпрома».

Некоторые его операции при ближайшем рассмотрении приносят явный убыток газовому монополисту. А, значит, и всем жителям России, так как Газпром является государственной компанией. Но при внимательном рассмотрении окологазпромовскй деятельности Банка «Россия» вырисовывается следующая схема: один и тот же товар несколько раз переходит из частных рук в государственные, при этом привилегированные покупатели каждый раз платят дешево и выигрывают, а государство — дорого и проигрывает. Перепродажа одних и тех же активов приносит «избранным» — миллиарды, а налогоплательщикам — убытки.

В 2010 году банк «Россия» поглотил бывший банк «Газпрома» — Газэнергопромбанк (ГЭП). Благодаря этой сделке активы «России» и размер собственного капитала увеличились более чем вдвое  - с 98 млрд до 256 млрд и с 8 млрд до 20 млрд соответственно. Именно это событие позволило некогда скромному банку войти в топ-20 кредитных организаций страны и стать важным игроком ее финансовой системы. До 2010 года ГЭП был одним из ключевых банков газовой отрасли.

Судя по отчетностям обоих банков, накануне поглощения активы и размер собственного капитала ГЭПа были больше аналогичных показателей «России». Однако когда результаты слияния были обнародованы, оказалось, что компании «Газпрома» получили в объединенном банке всего 16%. Независимые банковские эксперты считают, что если отчетности были корректными, то госкомпании должны были получить пакет в несколько раз больше.

Директор «Газпром межрегионгаза» Кирилл Селезнев заявил, что «полученные коэффициенты мы считаем справедливыми и выразили это мнение на совете директоров Газэнергопромбанка». Однако последующие сделки «Газпрома» с акциями «России» говорят о том, что госкомпания проиграла от этих операций: банк, который стоил так дорого для «Газпрома», внезапно в разы подешевел, когда его акции решил приобрести родственник члена правления газовой монополии.

И тут надо сказать отдельное слово про самого Кирилла Селезнева, которого сведущие люди считают вторым по влиятельности человеком в газовой компании после Алексея Миллера. Когда ему было 25 лет, Селезнев уже работал главным «специалистом по координации инвестиционной деятельности» в морском порту Санкт-Петербурга. В то же время в порту работал и будущий глава «Газпрома» Алексей Миллер. С тех пор карьеры Миллера и Селезнева шли в гору вместе. В 1999 году Миллер возглавил Балтийскую трубопроводную систему, а Селезнев там же стал начальником налоговой группы компании. И, наконец, когда в 2001 году Алексей Миллер стал руководителем «Газпрома», Кирилл Селезнев стал его помощником. В то время Селезневу было 27 лет.

 

Именно Кирилл Селезнев возглавлял совет директоров ГЭПа, когда банк был оценен в пять раз дешевле «России» и поглощен ею. И именно Кирилл Селезнев отвечал за сделку три года спустя, в 2013-м, когда «Газпром» продал акции «России» частным инвесторам, но уже в два раза дешевле.

Основным акционером ГЭПа до объединения была компания «Газпром газораспределение». В результате слияния ГЭПа и «России» «Газпром газораспределение» получил около 12% акций в объединенном банке. И вот в 2013 году этот пакет был продан двум компаниям, «Оберон Истейт» и «Оверпас-Инвест», принадлежавшим неизвестным молодым предпринимателям из Санкт-Петербурга.

Одним из этих предпринимателей был Иван Миронов. В то время личность Ивана Миронова была загадкой: как малоизвестный бизнесмен в 29 лет стал одним из крупнейших акционеров банка самых преданных людей президента России? Но в 2014 году стало известно, что таинственный инвестор Иван Миронов — сводный брат члена правления «Газпрома» Кирилла Селезнева.

Бизнес Ивана Миронова в основном связан с «Газпромом», в котором работает его брат. Если оценка банка «Россия» в 2010 году была справедливой, то пакет «Газпром газораспределения» (12%) стоил около 10 млрд рублей. Однако в годовой отчетности за 2013 год госкомпания указала, что продала акции за 5 млрд рублей, то есть в два раза дешевле. Возможный убыток «Газпрома» — 5 млрд рублей.

Сам Иван Миронов не видит в этом ничего странного: «Акции банка «Россия» были приобретены по рыночной стоимости с соблюдением всех необходимых процедур». Миронов также утверждает, что его брат не имел никакого отношения к данной сделке, хотя решение о продаже акций «России» принимал совет директоров «Газпром газораспределения», который возглавлял Кирилл Селезнев.

Также под мудрым руководством Селезнева произошла интересная истоирия с «Газпром нефтехим Салават» (ГНС) — одним из крупнейших в России нефтехимических комплексов. История приватизации комплекса началась в 2006 году. Тогда 54% ГНС принадлежало Минимуществу Башкортостана, а управлял этим пакетом «Газпром» по договору доверительного управления. Интересы «Газпрома» представлял все тот же Кирилл Селезнев, который возглавлял совет директоров ГНС.

В 2007 году газпромовская структура «Башкиргаз» приобрела 54% ГНС у «Регионального фонда» за 19 млрд рублей. Казалось бы, давняя мечта «Газпрома» получить контроль над нефтехимическим комплексом в Салавате сбылась. Но затем произошло что-то странное. В июле 2007 года ЗАО «Лидер», компания, управляющая пенсионным фондом «Газфонд», опубликовала обязательное предложение для миноритарных акционеров ГНС. Из этого предложения следовало, что вместо «Башкиргаза» владельцем 54% стал «Лидер». То есть «Газпром», так настойчиво пытавшийся получить контроль над ГНС, избавился от пакета буквально через несколько месяцев после его покупки. «Лидер» заплатил за эту долю 19,6 млрд рублей. Одновременно связанная с «Лидером» управляющая компания «Агана» приобрела еще около 17% ГНС у не связанных с «Газпромом» акционеров. В то время «Лидер» принадлежал банку «Россия».

В случае с ГНС инвестиция «Лидера» могла бы показаться неудачной. В 2008 году разразился глобальный экономический кризис, и стоимость акций ГНС вместе с капитализацией компании рухнули. Если в начале 2008-го акции предприятия торговались по 122 доллара за штуку, то к концу года по 65 долларов, а капитализация снизилась с 2,3 млрд долларов до 1,2 млрд (по данным квартальных отчетностей ГНС). К концу 2008 года госкомпания выкупила разными частями 50% ГНС у «Лидера» и «Аганы», то есть вернула себе почти тот же пакет, который продала год назад.

Акции ГНС падали в цене, но «Газпром» покупал их примерно по 80-85 долларов за штуку. «Газпром» потерял на этой «покупке» около 5 млрд рублей. В разгар странных операций с акциями ГНС, когда они то переходили из государственных рук в частные, то возвращались обратно, у предприятия из Салавата появился таинственный миноритарий. Летом 2007 года кипрская компания Altria Industries приобрела доли трех российских фирм, каждой из которых, в свою очередь, принадлежал небольшой пакет акций ГНС. В общей сложности кипрской структуре удалось аккумулировать около 15% ГНС.

В апреле 2008 года председатель совета директоров ГНС Кирилл Селезнев встретился с президентом Республики Башкортостан Муртазой Рахимовым и сообщил ему, что «Газпром» намерен вложить в ГНС 105 млрд рублей для развития и модернизации комплекса. В то время, когда Селезнев давал эти обещания, основными владельцами ГНС были структуры банка «Россия». И только через месяц выяснилось, почему Селезнев проявлял такую торогательную заботу о частном предприятии.

В мае 2008 года Altria Industries перевела свои доли в российских фирмах на другую кипрскую компанию — Elandirix Holdings. По данным кипрского коммерческого регистра, конечным собственником Elandirix Holdings был тот же Иван Миронов, сводный брат Кирилла Селезнева. В 2009 году три российские фирмы были объединены в одну под названием «Промбизнесинвест»; к ней же перешли и 15% акций ГНС. В том же году у Elandirix Holdings оказалось 6% ГНС напрямую. Таким образом, Миронов аккумулировал около 20% нефтехимического комплекса.

Брат топ-менеджера «Газпрома» оказался удачным и проницательным инвестором. В то время как «Газпром» возвращал себе контроль над ГНС, покупая с 2008 года доли других акционеров, Миронов держал свой пакет до самого конца. И не прогадал. В 2011—2012 годах «Газпром» решил довести свою долю в ГНС до 100%, и в этот же период компании, связанные с Мироновым, продали свои акции по высокой цене. Но этому предшествовало странное поведение акций на бирже. За короткий промежуток времени их стоимость без явных причин выросла более чем вдвое.

Иван Миронов отрицает, что Кирилл Селезнев делился с ним планами «Газпрома» о покупке акций ГНС; более того, Миронов утверждает, что его брат никогда не обсуждал с ним вопросы, связанные с деятельностью госкомпании. «Я являюсь самостоятельным бизнесменом, действую в собственных интересах. Никаких советов, тем более указаний, Кирилл Селезнев мне не дает».

Согласно декларации о доходах, Кирилл Селезнев за 2012 заработал 217 млн рублей, с учетом зарплаты, дивидендов и вознаграждений как члену советов директоров. Компетентные менеджеры должны стоить дорого, но обычно их доход зависит от результатов компании. В нашем случае только в результате двух сделок, к которым имел отношение Селезнев, «Газпром», а значит, и все граждане России, могли потерять как минимум 10 млрд рублей.

По материалам BFM.RU

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать Вконтакте

 

Комментарии

Нет комментариев

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.
2097

Новости

все новости...