Взятка всегда нацелена на нарушение закона

Дата публикации: 28 Мар. 2016
( 0)
Взятка всегда нацелена на нарушение закона

ПАСМИ: Задача Федерального Информационного Центра (ФИЦ) «Аналитика и Безопасность»— выявление и обнародование фактов коррупционной деятельности с дальнейшей оглаской их в СМИ. С какими основными проблемами Вы сталкиваетесь в Вашей работе?

Руслан Мильченко:Одной из основных проблем я бы назвал круговую поруку, как среди чиновников, так и среди сотрудников правоохранительных органов. Практически все организации и ведомства не хотят «выносить сор из избы». Но это происходит только до момента выявления и обнародования фактов коррупции – после этого все становятся гораздо откровеннее, и пытаются дистанцироваться от нарушителей закона.

Вторая проблема – это явное нежелание правоохранительных органов реагировать на наши сигналы и обращения. Все ждут или команды «сверху», или появления своеобразного общественного «тренда» — типа, сегодня боремся со взятками на дорогах, а завтра – с откатами при заключении госконтрактов.

Системной борьбы с коррупцией на данный момент в России не существует. Нам приходится сотрудничать с правоохранительными органами на самых разных уровнях: от начальников отделов до глав управлений. Информация поступает, как от нас, так и от них, поэтому многие оперативные разработки нашего Федерального информационного Центра являются закрытой информацией. Мы не хотим ее разглашать по определенным причинам.

Материалы, которые публикуются в СМИ, – это далеко не все результаты нашей работы. Пресса для ФИЦ является всего лишь одним из инструментов, но не самоцелью. Борьба с коррупцией, это достаточно сложный и тонкий процесс, не всегда требующий огласки. Зачастую, связанный с опасностью – нашим сотрудникам не раз угрожали расправой и убийством.

ПАСМИ:  Расскажите, пожалуйста, об одном-двух последних наиболее громких расследованиях, проведенных Центром? Удалось ли, благодаря Вашей работе, предотвратить какие-то злоупотребления?

Руслан Мильченко: Осенью прошлого года СКР России, наконец-то, объявил в розыск некоего Элана Антонова – крупного мошенника, серьезно подрывавшего банковскую систему Москвы. Он представлялся генералом ФСБ и работал «под прикрытием» определенных сотрудников правоохранительных органов. Похищенные деньги частично распределялись среди подельников-полицейских, но большая часть выводилась в страны Прибалтики. Мы занимались этим делом два года, собирали факты и написали около двадцати обращений в правоохранительные органы.

Сейчас, собираем и обнародуем материалы о коррупции в Газпроме, где ряд высокопоставленных менеджеров не просто разворовывают госкорпорацию, а наносят прямой ущерб государственным интересам. Всего только за прошлый год, наши расследования привели к возбуждению 15-ти уголовных дел. Мы, считаем, это неплохой результат, учитывая, что незавершенных расследований и накопленного материала гораздо больше.

ПАСМИ:  Эксперты говорят о разделении взяток на «взятку выживания», когда человек платит за сохранение имущества, бизнеса и даже жизни, и «взятку удобства» – человек получает некие преимущества. Но в обоих случаях взяткодатель несет одинаковую ответственность. На Ваш взгляд, следует ли разделять эти две группы? Почему?

Руслан Мильченко: Взятку можно разделить на огромное количество групп и видов, но надо хорошо понимать, что в любом случае – это корыстный поступок. Посредством взятки, человек выходит за рамки правового поля и противопоставляет себя обществу. Даже, такая привычная взятка, как «подношение» врачу, уже является преступлением. Можно говорить о давних традициях, о незначительном размере бытовых взяток, но никто точно не скажет – где заканчиваются «бытовые» взятки и начинается большая коррупция.

В любом случае, взяткодатель пытается получить для себя какие-то преимущества – неважно, это сохранение бизнеса или получение выгодного госконтракта. Взятка всегда нацелена на нарушение закона. Сегодняшнее законодательство, пусть не совсем совершенное, все равно стоит на страже интересов гражданина, и мы можем жить, не нарушая законов.

ПАСМИ: Какие меры может предпринять государство, общественные организации для того, чтобы развивать неприятие коррупционных проявлений в обществе?

Руслан Мильченко: Государство должно оперативно реагировать на изменение ситуации в обществе, путем совершенствования законодательства. Это не обязательно ужесточение, а скорее всего, более гибкое реагирование на все виды коррупции. И, конечно, надо всячески декларировать неотвратимость наказания. Сегодня коррупционеров трудно запугать огромными кратными штрафами, они их все равно не выплатят. Позиция должна быть жесткая и четкая – «Вор должен сидеть в тюрьме».

Роль общественных организаций – это реальная помощь и эффективный контроль правоохранительных органов. Если полицейский будет знать, что за ним наблюдает независимая общественная организация, и ни при каких условиях он не сможет помешать ее работе, правоохранитель будет действовать строго по букве закона. Пока такого нет – общественные организации не имеют широких прав и гарантированных полномочий.

В Советском Союзе была независимая организация «Народный контроль», у которой были права вмешиваться в дела торговли, в производство, практически, во все сферы общественной жизни. Предписания «Народного контроля» выполнялись неукоснительно, он фактически дублировал ОБХСС, хотя это была всего лишь общественная организация, состоящая из непрофессионалов. Просто, это были неравнодушные люди.

Сегодня необходима крепкая связка правоохранительных органов и общественных организаций, потому что народ зачастую больше знает о коррупции, чем полиция, которая связана инструкциями, отчетностью и, чего уж там скрывать, личными интересами.

ПАСМИ: Россия ратифицировала конвенцию ООН против коррупции ещё в 2006 году, однако Статья 20 Конвенции «Незаконное обогащение» до сих пор не ратифицирована. Как Вы считываете, ратификация этой статьи означает прорыв в сфере борьбы с коррупцией? Располагает ли Россия арсеналом законов для выполнения Конвенции ООН, в том числе и для борьбы с незаконным обогащением?

Руслан Мильченко: Давайте будем точными — Россия ратифицировала эту конвенцию ООН полностью, без изъятий, то есть вместе с этой пресловутой 20-й статьей. В отличие, скажем от Германии, Японии и некоторых других крупных стран, которые эту конвенцию не подписали. Другое дело, что Статья 20 у нас не «работает» из-за несоответствия российскому законодательству. Например, презумпции невиновности.

В статье 20-й Конвенции ООН против коррупции говорится о признаках незаконного обогащения, в которые входит «значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать». В России уже действовали законы, постепенно ужесточавшие борьбу с коррупционерами, например № 273, № 329, № 230, и наконец, закон № 102-ФЗ от 2013 года, который запретил депутатам Госдумы иметь недвижимость или банковские счета за рубежом. Совокупно, все они соответствует духу Конвенции ООН против коррупции.

Последние изменения законодательства РФ (конец прошлого года) – ужесточение конфискации и декларирования имущества, фактически, даже перекрыли требования 20-й статьи. На сегодняшний день, Россия обладает мощным арсеналом законов для борьбы с коррупцией, но действие этих законов часто носит избирательный характер.

Все зависит от общественного и политического положения тех, против кого эти законы нацелены. Есть целая каста «неприкасаемых», кого антикоррупционные законы не касаются. Для разрушения такой «кастовости» и нужны общественные организации. Ведь, государство – это, прежде всего, общество, и только потом политика, экономика и все остальное.

 

Руслан Мильченко: Взятка всегда нацелена на нарушение закона

«Первое антикоррупционное СМИ»

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать Вконтакте

 

Комментарии

Нет комментариев

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.
2097

Новости

все новости...