ПРЕЗИДЕНТСКИЙ СОВЕТ ОТКРЕСТИЛСЯ ОТ "ЗАКЛЮЧЕНИЯ" ПО ДЕЛУ МАГНИТСКОГО

Дата публикации: 30 мая 2011
( 0)


26 апреля 2011 года в газете «Ведомости» были опубликованы результаты расследования обстоятельств смерти аудитора Магнитского в СИЗО «Матросская Тишина», которое по сведениям газеты, было проведено рабочей группой Совета по правам человека при Президенте России. Момент публикации выводов удивительно точно совпал с анонсом большой пресс-конференции Президента России Дмитрия Медведева. Позже, уже на пресс-конференции последнему пришлось прокомментировать как минимум свое отношение к активно обсуждаемой в прессе теме смерти обвиняемого в СИЗО. Однако, никаких громких выводов Президент в ходе пресс-конференции не сделал, наоборот, загадочно обронил, что в этом деле «не все еще ясно» и намекнул на некую заинтересованность в деле «людей с Запада», дав понять, что он прекрасно понимает, откуда и с какой целью идет это давление.

СПРАВКА ФИЦ

Сергей Магнитский был сотрудником аудиторской компании «Файерстоун Данкен» с 1995 года и по роду своей деятельности занимался в том числе и  тем, что регистрировал и обслуживал для возглавляемого Уильямом Браудером фонда «Эрмитаж» несколько российских обществ, зарегистрированных в Республике Калмыкия. В 2003 году налоговая инспекция по г.Элиста предъявила двум из них – ООО «Дальняя Степь» и ООО «Сатурн Инвестментс» претензии по поводу использования фиктивного труда инвалидов, а в 2004 году по этому поводу в отношении Уильяма Браудера было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов в особо крупном размере. Дело неоднократно закрывалось и возобновлялось и в конце концов было передано для расследования в г.Москву в Следственный комитет при МВД России следователю Олегу Сильченко. После того, как федеральные следователи тщательно перепроверили результаты работы республиканского следствия, оказалось, что регистрацией калмыцких обществ занимался лично Сергей Магнитский. Он же искал и фиктивно оформлял в штат инвалидов, готовил налоговую отчетность этих обществ, подписывал её у Уильяма Браудера, который сам был генеральным директором этих компаний. В результате деятельности Магнитского налоговое бремя  для компаний  Браудера было сокращено с 35% до 5,5%. Магнитский был арестован, когда тот  отправился  фотографироваться на визу.  Инвалиды дали показания, что Магнитский  несколько раз давил на них и заставлял давать ложные показания в суде и в калмыцкой милиции.


Когда Сергей Магнитский неожиданно умер в следственном изоляторе, Уильям Браудер стал активно использовать факт смерти своего аудитора, называя его адвокатом и борцом с коррупцией. С тех пор словосочетание «юрист Магнитский» прочно закрепилось в общественном сознании и стало «штампом» для СМИ. Соответственно,  следователь Сильченко, который ведет этот налоговое дело – прослыл «убийцей и коррупционером». Ни одно из  заявлений Уильяма Браудера не остается без внимания  СМИ. Любое интервью Браудера комментируется.  Трагическая смерть Сергея Магнитского как будто поставила «знак качества» на любое заявление главы фонда «Эрмитаж».

Инструментами такого «пиар-обслуживания» вольно или невольно стали и отечественные правозащитники, а также члены  Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Благодаря публикации в газете «Ведомости» статьи «Сфабриковано в России» и интервью, которое дал радиостанции «Голос Америки» руководитель Московской Общественной Наблюдательной Комиссии (ОНК)  Валерий Борщев,  в общественное сознание были вброшены следующие тезисы:

- Совет при Президенте России закончил независимую экспертизу по «делу Магнитского»;
- В смерти Магнитского виновны следователь Сильченко и врач Гаусс;
- Дело, по которому Сергей Магнитский был заключен под стражу, сфабриковано.

В интервью радиостанции «Голос Америки» Валерий Борщев озвучил все указанные выше тезисы.

А вот реакция его коллег по президентскому Совету. Руководитель Совета Михаил Федотов заявляет следующее.

- Мой ответ простой. Есть заключение, подготовленное Общественной наблюдательной комиссией, которую возглавляет г-н Борщев. Заключение существует довольно давно и с ним можно ознакомиться на сайте совета. Но это не заключение [президентского] Совета. Это заключение Общественной наблюдательной комиссии. И есть промежуточный материал, подготовленный [президентским] Советом. И я не понимаю, в связи с чем такой ажиотаж... Все, что написано в газете «Ведомости» - все правильно. Только вот непонятно почему это рассматривается как выводы [президентского] Совета. Как будто [президентский] Совет сделал заключение. Этого нет - есть промежуточный материал. Который ровным счетом не является окончательным.

То есть руководитель Совета дает понять: во-первых, ничего нового Борщев не сказал, а во-вторых он не был уполномочен делать заявления от имени президентского Совета. Другой член президентского Совета и руководитель рабочей группы по «делу Магнитского» Кирилл Кабанов более категоричен.   

- По непонятным причинам часть материалов, которые мы готовили,  были скомпонованы и представлены от нашего имени. От имени Совета...Но мы приняли решение на рабочей группе , что пока не будут (материалы) представлены президенту, поскольку это  он поручил нам эту работу, до тех пор мы не будем представлять эти данные....И я думаю, что если кто-то преследует свои личные цели - это неправильно. ..А я хочу заявить, что нас интересует только вопрос с Магнитским, с его смертью. И ни в коем случае мы не будем заниматься историей с Компанией. Ни в коем случае не будем выстраивать линию защиты Компании, которую он представлял. По многим причинам. ...Мы только дискредитируем себя, поскольку у нас есть вопросы, в том числе и к этой компании. И моя личная инициатива, которая была поддержана коллегами, что мы никаких утечек не даем, в том числе и по этим причинам.  Не  потому, что мы ограничиваем общественную информацию, а потому, чтобы эту информацию не использовала группа адвокатов. У них свои задачи....Поэтому я заявляю, что это не является заключением. Это надерганы старые материалы.

Итак, руководитель рабочей группы уже говорит об «утечке», о чьих-то «личных интересах» и о некоей «компании», название, которой и без того понятно. Статья в «Ведомостях» подкрепляется цитатой: «Со всей очевидностью можно сказать, что по делу Магнитского свершилось много беззакония», — сказала газете член совета, судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова. Собственно, такое заявление может сделать любой юрист. ФИЦ решил уточнить у г-жи Морщаковой отношение собственно к заявлению Борщева. Ответ был краток.

- Я не знаю, что сказал Борщов. Я не могу это прокомментировать.

Другие члены президентского совета тоже дали понять, что заключение еще не готово. Елена Панфилова, например, заявила о готовности заключения на 90%. Михаил Федотов дает понять, что Валерий Борщев должен был заниматься лишь той частью экспертизы, которая «касается тюрьмы». Кирилл Кабанов добавляет.  

-Часть экспертов, в том числе и Борщев по инициативе Людмилы Алексеевой...работал именно в той части, которая связана с системой исполнения наказания. Это является частью экспертной работы, а не всей экспертизой....УФСИН является не прямым виновником произошедшего с Магнитским....Оценкой деятельности Сильченко, и всей оперативной составляющей он (Борщев)  не занимался. ....Работа по установлению виновных идет к завершению. Только такую формулировку я могу позволить. Потому, что обвинять может только следственный комитет.

Сам господин Борщев на следующий день после статьи в «Ведомостях» и интервью «Голосу Америки» тоже не отрицает, что занимался только «тюремной» частью истории. Тем не менее, в вине следователя Сильченко он уверен.

- Вам удалось пообщаться со следователем Сильченко?

- Нет, с Сильченко я не общался. Это в наши задачи не входило. Мы общались со всеми тюремщиками. Начиная от главного начальника и заканчивая людьми, которые надевали на него наручники. И судя по всему били.

- На основании каких материалов вы приходите к выводу о виновности Сильченко?

- На основании его отказа в оказании медицинской помощи. Есть обращение адвокатов. И он не разрешил. А точнее, запретил проведение исследования, за которым должна была последовать плановая операция. Это он запретил. И к тому же мы разговаривали с врачами. Именно Сильченко не дал его госпитализировать. ...Именно из-за Сильченко Магнитского перевели в Бутырку. Это все сделал он.

- В интервью телеканалу «Дождь» вы сказали, что он запретил проводить операцию.

- Да. Ультразвуковое исследование. Да.

- Отказ в проведении УЗИ означает отказ в проведении операции?

- Да. Это было плановое. Им было запланировано проведение УЗИ и была уже назначена плановая операция. Она была назначена 1-го августа. А его из этой тюрьмы, Матросской тишины, перевели в Бутырку....Это подтверждено.

Итак. Неуполномоченный президентским советом изучать деятельность следователя Сильченко Валерий Борщев заявляет о виновности следователя. Но при этом делает этот вывод, не пообщавшись с тем, кого он обвиняет. А смотрел ли он вообще материалы уголовного дела, по которому был арестован Магнитский и откуда у Борщева такая уверенность, что «дело Магнитского сфабриковано»? Вот выдержка из расшифровки интервью «Голосу Америки».

В.М.: Некоторые независимые СМИ в России уже пишут, что, согласно предварительным выводам вашей экспертизы, дело Магнитского было сфабриковано. Вы это подтверждаете?

В.Б.: Да, я так думаю. Дело у следователей не клеилось, и Магнитский умер невиновным. А они все пытаются доказать, что вот если бы он был жив и дал показания… Но известно, что Магнитский держался твердо и не шел на уступки и на сговор. А адвокаты, видимо, избрали довольно распространенную тактику – не придавать дело широкой огласке. Они не обращались к нам за помощью. Обо всем стало известно только после смерти Магнитского.

На следующий день, уже в интервью ФИЦ Валерий Борщев не столь категоричен.

- Я занимался следственным изолятором, содержанием, оказанием медицинской помощи, давлением со стороны следствия, доведением до смерти. А там у нас ...юристы, Полякова Мара Федоровна - они исследовали уже обвинения. Исследовали суть дела. То, что каксается тюрьмы - это мое. А то, что качается суда. Вернее попытки осудить - это ее.

Мы спросили её об этом и вот что рассказала ФИЦ сама Мара Полякова.

- Вообще, мы занимались этим делом еще до встречи с Президентом как раз по просьбе Борщева. То есть, собраны были как раз те материалы, над которыми работала комиссия Борщева. И задача вот перед нами стояла, насколько применительно к его заболеванию, к его смерти, насколько было необходимо принимать меры, меру пресечения в виде ареста...

- А материалами уголовного дела, которое было возбуждено против Магнитского вы занимались?

- Нет. Этой составляющей мы не занимались.

Таким образом, и Мара Полякова, на которую сослался Валерий Борщев, открестилась от оценки «сфабрикованности» дела против Сергея Магнитского. Напомним, кстати, что постановление следователя о прекращении дела в отношении Магнитского в связи с его смертью (т. е. по нереабилитирующим обстоятельствам) не обжаловано ни адвокатами, ни родственниками погибшего Сергея Магнитского. А ведь открытый судебный процесс мог бы доказать правоту обвинений защитников в адрес следователей о сфабрикованности дела.
Видимо, в судебной проверке законности прекращения дела по нереабилитирующим основаниям никто не заинтересован – гораздо интереснее утверждать громкие факты со страниц газеты «Ведомости».
Общественность, безусловно, должна узнать всю правду об этом деле. Но не ее версию, оформленную под влиянием политической конъюнктуры. С этим согласился и руководитель рабочей группы президентского совета Кирилл Кабанов.

- Для того, чтобы признать Магнитского  невиновным, мы должны с вами рассмотреть две составляющие. Первая составляющая: то, что заключение его под стражу и, возможно, возбуждение уголовного дела было незаконным. А дальше- пересматривать всю эту цепочку - эта вторая составляющая. Это уже второй этап. Потому, что он касается специальных субъектов. Это уже судебные органы. А это очень серьезно. Такие заявления, которые делают, в том числе, эксперты наши, они делают как общественники. Они делают эмоциональные заявления. Мы на них права не имеем. Потому, что мы должны делать заявления четкими. Юридически обоснованными. .....

ФИЦ «Аналитика и безопасность» полагает, что те или иные заявления, которые содержат юридическую оценку «дела Магнитского» должны делаться только специально уполномоченными представителями Совета. Любая политическая ангажированность его членов дискредитирует сам Совет, которому еще предстоит дать независимую оценку другому резонансному делу. Делу Михаила Ходорковского.

В распоряжении " ФИЦ   ""АНАЛИТИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ"" имеются аудиозаписи интервью с героями статьи.
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать Вконтакте

 

Комментарии

  • Артем 10.10.2012, 9:31:00
    0
     
     
    Gravatar Icon Мутная история , но мне кажется зарыты большие деньги в смерте Магнитского. Он слишком много знал.
Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.
2097

Новости

все новости...