КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА Галазов В.Ю.

Дата публикации: 4 Авг. 2011
( 0)

В судебную коллегию по уголовным делам

Московского городского суда

 

от защитника Демина А.А., адрес: 121351, Москва, ул. Кунцевская, д.8, корп.1 АК №29 КА «МГКА» —

в интересах осужденного Галазова В.Ю.

«___» июня 2011 года                                                                                                    Москва

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Приговором Симоновского районного суда Москвы Галазов В.Ю. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, з» ч.2 ст.126 (Похищение человека) и п. «б» ч.3 ст.163 УК РФ (Вымогательство) и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Указанный приговор нельзя признать законным и обоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом не дана оценка многочисленным доказательствам невиновности подсудимых, не разрешены существенные противоречия, неправильно применены нормы материального и существенно нарушены нормы процессуального права.

Обстоятельства, установленные в приговоре:

Галазов В.Ю., ранее работая оперуполномоченным и занимаясь борьбой с преступлениями в сфере приватизации и мошенничества, в неустановленное время, не позднее 15.01.2008г., вступил в преступный сговор с Березкиным А.И. При этом они получили из неустановленного источника информацию о том, что Котов Н.А., относящийся к социально незащищенным слоям населения, является единственным нанимателем неприватизированной квартиры и желает ее приватизировать. Они приняли решение воспользоваться данным обстоятельством в целях незаконного корыстного обогащения путем совершения похищения человека и последующего вымогательства с целью завладеть указанной квартирой.

Реализую общий преступный замысел, Галазов совместно с неустановленными лицами 15.01.2008г. не позднее 22ч. 37 мин., предъявив неустановленные следствием подложные документы, прошел в квартиру потерпевшего Котова. Желая похитить Котова, под вымышленным предлогом о планируемом убийстве последнего, они заставили передать документы на квартиру и паспорт потерпевшего, а также потребовали от него проехать в ОВД. При этом Галазов, применяя в отношении свидетеля Киквидзе М.М. насилие не опасное для здоровья, пресекал ее попытки воспрепятствовать похищению. Затем Галазов и неустановленные лица вывели Котова из квартиры, посадили в автомобиль и привезли в неустановленное кафе.

После чего выполнив свою роль, Галазов убыл.

Неустановленные лица, действуя по согласованию с Галазовым, отвезли Котова в г.Чехов, где он незаконно удерживался в доме цыган Решетниковых без малого полтора года — до 29.06.2009г. В этот период неизвестные лица несколько раз вывозили Котова в Москву к нотариусу и в Следственный отдел.

 

В основу обвинительного приговора в отношении подсудимого Галазова были положены следующие доказательства:

- показания потерпевшего Котова Н.А.

- показания свидетеля Киквидзе М.М.

- показания свидетеля Геденидзе П.Д.

- опознания ими подсудимого Галазова В.Ю., как лица 15.01.2008г., вошедшего в квартиру Котова и участвовавшего в его похищении.

Приговор содержит ссылки на показания многочисленных свидетелей и другие материалы дела. Тем не менее, никакие другие доказательства, помимо перечисленных выше, не свидетельствуют о виновности Галазова, его причастности к преступлениям.

 

1. Суд нарушил обязательные указания, установленные в Постановлении Пленума Верховного Суда «О судебном приговоре», что повлекло осуждение лиц, непричастных к преступлению.

В силу требований Постановления Пленума Верховного Суда №1 от 29.04.1996г. (с последующими изменениями) «О судебном приговоре»:

«В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого…В описательно-мотивировочной части приговора должно быть также отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дана оценка доводам, приведенным им в свою защиту» (п.6).

«…приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены» (п.4).

Указанные требования выполнены судом не были.

 

По делу не проверены и не исследованы все возникшие версии, а суд не выяснил и не оценил многочисленные противоречия.

В мае 2009 года потерпевший Котов написал записку, которую передал в ФСБ, где указал: «участковый Денис, Кадушкин меня похитили в январе 2008 года» (Т4 л.д.103). Об этом суд в приговоре умолчал, а данную версию оставил без оценки.

После своего освобождения Котов пишет заявление в милицию, где сообщает, что именно Киквидзе пытается отобрать у него квартиру. Указанные обстоятельства были сообщены Котовым на очной ставке с Галазовым,  а также подтверждены Киквидзе в суде (Т9 л.д.82 оборот). Суд также умолчал о данном обстоятельстве в приговоре. Более того, когда на них в заседании обратила внимание сторона защиты и заявила ходатайство об истребовании материала по заявлению Котова в отношении Киквидзе, суд предложил проверить их стороне обвинения. Естественно, что ничего сторона обвинения не проверила и суду об этом не сообщила.

Кварцхелия и Киквидзе неоднократно показывали, что похищение Котова организовано Асланом Ибрагимовым, который с середины 2007 года по просьбе своей знакомой Киквидзе сначала занимался восстановлением паспорта Котова, а затем оформлением приватизации его квартиры. Именно Ибрагимов 15.01.08г. после 22 часов вызвал Кварцхелия для разговора на улицу, а тот «случайно» забыл закрыть входную дверь, именно в то время, когда неизвестные лица проникли в квартиру. Тем не менее, Ибрагимов не был даже ни разу допрошен, следствие им почему-то не заинтересовалось.

Эти версии оставлены судом без внимания и исследования в приговоре.

 

Также суд оставил без внимания и оценки и даже не упомянул в приговоре многочисленные противоречия, которыми изобилуют показания Котова, Киквидзе и Геденидзе в части, касающейся причастности Галазова к похищению.

  1. 1) Киквидзе М.М.

В заявлении о похищении Котова, написанном лишь 30.01.2008г., т.е. спустя 15 дней с момента событий, Киквидзе указывает, что Котова похитили трое лиц кавказской национальности (Т1 л.д.18).

16.08.2009г. она описала вошедших уже как лиц со славянской внешностью. Вот ее описание (Т3, л.д.4):

«Первый — славянской внешности, волосы русые, слегка рыжеватые, подстрижен коротко, спортивного телосложения рост около 180 см., вес около 100 кг., широкие плечи, на вид 27-30 лет…Второй — славянской внешности, волосы русые, среднего телосложения, рост около 175 см. на вид около 35 лет, волосы коротко стриженные, как ей стало известно со слов Котова его зовут «Миша»…Третий — славянской внешности, волосы русые (брови), среднего телосложения, среднего роста около 175 см., на вид около 25 лет».

Далее Киквидзе в том же протоколе допроса поясняет, что третий по описанию угрожал ей депортацией, родами в камере, тем, что посадит в «бомжатник», кричал и оскорблял ее (Т3 л.д.4).

А 22.09.2009г. Киквидзе опознает Галазова, как человека, который кричал на нее, угрожал депортацией и родами в «бомжовской» больнице (Т2 л.д.3 и Т3 л.д.12).

Однако Галазов под описание, данное Киквидзе, совершенно не подходит. Так она утверждает, что угрожавший и кричавший на нее человек был среднего телосложения и среднего роста около 175 см. Но рост Галазова — 190 см., а в январе 2008 года (на момент похищения Котова) он весил 115 кг, врачи ставили ему диагноз: ожирение (Т10 л.д.52-53, 56).

Более того, на допросе непосредственно перед опознанием 22.09.2009г. Киквидзе уже начинает утверждать, что толкал, оскорблял и угрожал ей уже первый по описанию (Т3 л.д.8).

Таким образом, Киквидзе трижды меняет свое описание лица, в котором затем опознает Галазова (сперва кавказец, затем славянин среднего телосложения и среднего роста около 175 см., и наконец, славянин спортивного телосложения и ростом около 180 см., а весом около 100 кг). Причем последний раз Киквидзе меняет описание непосредственно перед опознанием.

Такое поведение легко объясняется: за день до опознания в нарушение требований ст.193 УПК РФ сотрудники милиции показывали Киквидзе и Котову фотографию Галазова, о чем сама Киквидзе сообщила на опознании в присутствии понятых. В протоколе опознания защитник Галазова в графе «замечания» указала на данное обстоятельство. Не отрицала его и сама Киквидзе, сообщив впоследствии в тот же день на допросе, что это «ее ошибка, вызванная ее нервным состоянием, она запуталась и неправильно подобрала слова» (Т3 л.д.12). Однако процесс опознания был зафиксирован на аудиозаписи, которая была приобщена к делу.

Также из замечаний к протоколу опознания и аудиозаписи следует, что Киквидзе опознала Галазова неуверенно, сообщив, что готова извиниться, если она ошибется.

При таких обстоятельствах очевидно, что протоколы опознания Галазова Киквидзе и Котовым является недопустимыми доказательствами, и суд обязан был исключить их из числа доказательств. При этом внешность Галазова на момент преступления совершенно не соответствовала той, которую описывала свидетель Киквидзе, чьи показания к тому же постоянно менялись.

Однако суд просто опускает все допущенные при опознании нарушения, а заодно и противоречия в показаниях Киквидзе. При чтении приговора создается впечатление, что Киквидзе, равно как Котов и Геденидзе, дают последовательные и непротиворечивые показания, что полностью не соответствует материалам дела.

  1. 2) Геденидзе П.Д.

Прежде всего вызывает обоснованные сомнения сам факт того, что указанный свидетель был в квартире Котова 15.01.2008г.

Во-первых, при подаче заявления 30.01.2008г. и после этого, неоднократно поясняя обстоятельства происшедшего, ни Киквидзе, ни ее гражданский муж Кварцхелия нигде не указывали, что в квартире помимо них и Котова находился кто-то еще (Т1 л.д.18,20,31, Т4 л.д.114). Кварцхелия, будучи допрошенным 14.12.2009г., подробно описывал обстоятельства дела, тем не менее не упомянул, что помимо Киквидзе и Котова в квартире была еще и Геденидзе (Т3 л.д.26-30). Иными словами, впервые о «Потоле» Киквидзе упоминает спустя более 1,5 лет, а Кварацхелия — более 2-х лет с момента преступления.

Во-вторых, в показаниях Киквидзе, данных 16.08.2009г. (Т3 л.д.4) и позднее, начинает фигурировать некая «Потола Джимшелешвили», которая по словам Киквидзе также находилась в квартире в момент похищения. Как следует из установочных данных свидетеля, ее полное имя «Геденидзе Потола Давидовна». Какое отношение Потола Джимшелешвили имеет к Геденидзе Потоле Давидовне ни следствием, ни судом достоверно не установлено и в приговоре не приведено.

Наконец, как следует из ответов ФМС и МИД РФ, указанные органы не располагают сведениями о выдаче виз и пересечении границы РФ гражданкой Грузии Геденидзе Потолой Давидовной, 05.02.1951 г.р. в период с 01.12.07г. по 1.03.10г. (Т10 л.д.29 и Т9 л.д.204-205).

Давая показания на стадии предварительного следствия, Геденидзе описала вошедших в квартиру лиц так (Т3, л.д.116):

«Первый — высокого роста, худощавый, возраст примерно 35 лет, лицо худое, нос длинный… Второй — невысокого роста, возраст примерно 30 лет, нормального телосложения, лицо смуглое… Третий — среднего роста, плотного телосложения, лицо бледное, около 30 лет».

В этих же показаниях Геденидзе указывает, что только первый все время кричал на Марине Киквидзе, обзывал и ругал ее, угрожал ей тем, что ее посадят и депортируют, она родит ребенка в «бомжевской больнице».

Согласно протоколу опознания от 24.02.2010г. Геденидзе опознала Галазова, как человека, который 15.01.2008г. угрожал Киквидзе, ругался и кричал на нее (Т2 л.д.83).

Однако опять же Галазова, с его 115 килограммами веса, никак нельзя назвать худощавым. Т.е. описание Геденидзе также прямо противоречит внешности Галазова в 2008 году.

В этом протоколе опознания Галазов сделал существенное замечание. Из него следует, что незадолго до опознания его вызвали в кабинет начальника оперотдела СИЗО №1, где уже находился оперуполномоченный Прокопьев И.В., который заранее сообщил ему, что вновь появившийся свидетель его опознает, также предложил Галазову сделку и оставил свой номер телефона «8-916-685-33-81». Однако данные обстоятельства никто так и не проверил.

В суде выяснилось, что Геденидзе совершенно не владеет русским языком, поэтому в суде ее допрашивали с переводчиком (Т9 л.д.210). Это свидетельствует о том, что опознание, проведенное в отсутствие переводчика, является недопустимым доказательством, и оно подлежало исключению из числа доказательств.

О вышеперечисленных нарушениях и противоречиях суд в приговоре просто умолчал, что свидетельствует о существенном нарушении требований вышеназванного Постановления Пленума ВС РФ и ст.307 УПК РФ.

  1. 3) Котов Н.А.

Котов Н.А. ранее неоднократно судим за особо тяжкие преступления (в т.ч. разбой, бандитизм и др.). Из материалов дела следует, что потерпевший страдает тяжелой формой алкоголизма. По словам, своей сестры Котовой Т.А., жить с ним было невозможно, он «любил выпить, при этом злоупотреблял спиртными напитками, не работал» (Т3 л.д.44). По словам соседки Виноградовой С.Г., Котов «злоупотреблял спиртными напитками, очень часто» (Т3 л.д.179).

В ходе опознания Галазова Киквидзе призналась, что Котову как и ей перед опознанием оперативники показывали фотографию Галазова. Достоверность данного утверждения подтверждается, как указано выше, замечаниями к протоколу опознания, приобщенным к материалам дела диском с аудиозаписью очной ставки, допросом Киквидзе, проведенным после опознания, где она пытается объяснить причины своей «ошибки».

Потерпевший Котов постоянно давал противоречивые и крайне непоследовательные показания. Сначала в записке он пишет, что его похитил «участковый Денис Кадушкин». Затем он пишет заявление в милицию на Киквидзе, после этого без каких-либо примет и признаков опознает Галазова, которого «видел» лишь один раз, менее часа, в шапке, и было это более полутора лет назад.

 

2. Доказательства, свидетельствующие о невиновности Галазова в предъявленном обвинении, суд в приговоре оставил без оценки.

Такими доказательствами, в частности, являются:

  1. 1) Показания свидетеля Виноградовой С.Г.

Виноградова, которая является соседкой Котова и была очевидцем событий 15.01.2008г., показала: «…было трое человек…они были ростом ниже Котова…один высокий, чуть ниже Котова, другой среднего роста, третий ниже». (Т3 л.д.179-180).

Учитывая то обстоятельство, что Виноградова является единственным посторонним очевидцем, не заинтересованным в исходе дела, ее слова приобретают особую ценность.

Рост Галазова составляет 190 см., что выше, нежели рост Котова.

При таких обстоятельствах, показания Виноградовой свидетельствуют в пользу непричастности Галазова к похищению.

Однако суд с одной стороны указывает в приговоре, что полностью доверяет показаниям Виноградовой, а с другой приводит ее показания в существенно усеченном виде — без вышеприведенного описания похитителей.

 

  1. 2) Фотографии Галазова и показания свидетелей защиты о комплекции его тела в начале 2008 года.

По ходатайству подсудимого к материалам дела были приобщены 2 фотографии, на которых изображен Галазов и его новорожденная дочь, 30.01.2008г.р. (Т10 л.д.52-53,56). Указанные фотографии были сделаны в момент выписки жены Галазова из роддома, т.е. фактически через 2,5 недели после событий, имевших место в квартире Котова 15.01.2008г.

Указанные фотографии объективно подтверждают показания многочисленных свидетелей защиты о том, что Галазов в тот период страдал ожирением, весил около 115 кг. Следовательно, эти доказательства противоречат описаниям, данным Киквидзе и Геденидзе, на которых по существу и построена версия о причастности Галазова к похищению.

Данные доказательства также подлежали судом оценке, но о них суд в приговоре умолчал.

 

  1. 3) Детализации телефонных переговоров.

Суд и обвинение установили, что преступление совершено Галазовым в составе группы лиц, действовавших по предварительному сговору. По версии обвинения, этими лицами являлись Березкин, а также Топало, Решетниковы, Ребрин.

Следствие провело колоссальную работу по установлению связей Галазова. Были получены сотни листов детализаций телефонных переговоров Галазова. Однако ни одна из них не подтверждает версию обвинения о наличии каких-либо контактов между Галазовым и другими фигурантами.

И эти доказательства суд оставил без внимания и оценки.

 

  1. 4) Доказательства, составляющие алиби Галазова.

Такими доказательствами являются показания свидетелей Воронковой, Евланова, Красносумова, которые показали, что вечером 15.01.2008г. Галазов с Воронковой находились у себя в квартире в г.Долгопрудный, а Красносумов и Евланов были у них в гостях: один до 22-23 часов, а второй еще позже.

Учитывая время установленное следствием и судом время похищения Котова (не позднее 22ч. 37 мин.), а также данные следственного эксперимента о времени, необходимом для того, чтобы добраться из Долгопрудного на пр-т Андропова (46 минут, Т4 л.д.6-8), выходит, что Галазов физически не имел возможности участвовать в похищении Котова.

Однако данные обстоятельства также не нашли отражения и оценки в приговоре суда. Суд лишь немотивированно сослался на заинтересованность указанных свидетелей, не указав, в чем она выражается и чем конкретно подтверждается. То обстоятельство, что Красносумов и Евланов были знакомы с Галазовым, не дает оснований утверждать, что они лжесвидетельствуют в суде.

При этом довод суда о том, что их показания противоречат показаниям Котова, Киквидзе, Геденидзе и иным доказательствам является несостоятельным. Никаких «иных» доказательств, которым бы противоречили показания Воронковой, Евланова и Красносумова в деле нет. А показания потерпевшего и его сожителей крайне непоследовательны, и противоречат они не только объективным доказательствам по делу (таким как фотографии Галазова), но и самим себе.

 

  1. 5) Многочисленные доказательства, опровергающие доводы о насильственном удержании Котова в г.Чехове.

Из протокола осмотра дома и участка, где жил Котов, следует что, там отсутствуют запирающие устройства.

Как следует из показаний Котова, фактический бомж Березкин, выполняющий по мнению суда охрану Котова, — часто пил, спал под забором, постоянно занимался огородом Решетниковых, длительные периоды (по несколько месяцев) отсутствовал на участке, Решетниковы его выгоняли и избивали. Это подтвердил и Березкин.

В доме, где жил Котов, имелись топоры и ножи. Сам он постоянно играл с детьми Решетниковых, неоднократно ходил один в церковь. Напротив дома, где якобы удерживался Котов, имеется отделение ФСБ, в нескольких минутах ходьбы — отделение милиции.

Из показаний свидетелей Решетниковой, Захарова, Герасимова, Артюх, Ивановой, Перепеченовой, Рубана, Ефременко и др. следует, что Котова никто не удерживал, и все, что он делал, носило добровольный характер.

В деле нет никаких объективных доказательств, подтверждающих факт насильственного удержания Котова в течение 1,5 лет в Чехове. Есть только крайне непоследовательные слова самого потерпевшего, чей послужной список у законопослушных лиц вызывает лишь ужас и недоумение.

Вышеприведенные доказательства исключают возможность насильственного удержания Котова. Ведь Чехов — это подмосковный город, а не горная местность в Чеченской республике.

В совокупности вышеуказанным обстоятельствам суд оценки в приговоре не дал.

Таким образом, суд при наличии противоречивых доказательств не указал в приговоре, по каким основаниям он принял одни из доказательств и отверг другие, что является основанием к отмене состоявшегося приговора (п.3 ст.380 УПК РФ).

 

3. Установленные судом обстоятельства либо прямо противоречат доказательствам, положенным в их основу, либо вообще приведены без каких-либо доказательств.

Такими выводами являются установленные в приговоре данные о том, что:

- Котов относится к незащищенным слоям населения (Котов к таковым не относится);

- Галазов вступил в преступный сговор с Березкиным и неустановленными лицами, разработал с ними общий преступный план с распределением ролей, предусматривающий похищение Котова, удержание его в Чехове и последующее вымогательство, направленное на завладение его квартирой (нет ни одного доказательства не только сговора, но даже факта знакомства Галазова с Березкиным, Топало, Решетниковыми, Ибрагимовым, а служба Галазова до 2003 года в одной в/ч с Ребриным не является доказательством вышеприведенных выводов).

- действия соучастников, после того, как Галазов убыл из кафе, осуществлялись по согласованию с ним.

- 15.01.2008г. соучастники получили документы на квартиру Котова для последующего завладения ею.

Суд не указал, о каких документах идет речь. Из материалов дела усматривается, что задолго до 15.01.2008г. документы на квартиру Котова были отданы на приватизацию, в связи с чем не могли храниться у него. Как следует из показаний Киквидзе: «…ничего, кроме паспорта у Котова не забрали» (Т.3 л.д.12).

- о похищении Котова Киквидзе сразу сообщила его сестре – Котовой Т.А.

Согласно показаниям Котовой Т.А., данным 23.12.2009г., ей никто о его похищении не говорил, о том что «Котова Н.А. похитили, она узнала только сегодня» от следователя (Т3 л.д.45-46).

 

НЕПРАВИЛЬНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

Судом установлено в приговоре, что преступления имели последовательный характер: 15.01.2008г. похищение Котова, а впоследствии — вымогательство. Т.е. преступления были совершены в разное время.

Судом также установлено, что 15.01.2008г. после того, как Котова привезли в придорожное кафе, Галазов убыл. Больше никаких действий с его стороны в приговоре не приведено. Судом какие-либо конкретные обстоятельства и доказательства, подтверждающие дальнейшее участие Галазова в вымогательстве либо согласование с ним соответствующих действий по вымогательству, не установлены.

Как следует из показаний потерпевшего на следствии и в суде, какие-либо требования, относительно передачи прав на квартиру в момент его похищения не заявлялись. Ему лишь говорили о том, что его хотят убить грузины и похитить его квартиру. Требования, касающиеся квартиры, по словам потерпевшего ему начали предъявлять спустя пять дней.

При таких обстоятельствах в действиях лица, ошибочно опознанного как Галазов, отсутствует умысел на вымогательство. Таким образом, судом дана неправильная квалификация деяниям указанного лица: ошибочно применена ст.163 УК РФ.

 

ИНЫЕ НАРУШЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

  1. 1. В протоколе не приведены целые стадии судебного заседания.

Согласно ч.3 ст.259 УПК РФ в протоколе судебного заседания в обязательном порядке указываются:

- подробное содержание показаний (п.10);

- основное содержание выступлений сторон в судебных прениях (п.14).

Как следует из протокола судебного заседания, вышеуказанные требования были существенно нарушены.

Так в протоколе судебного заседания от 24.03.2011г. вместо подробного содержания показаний Галазова указано: «Подсудимый Галазов В.Ю. зачитывает свои показания и просит приобщить их в письменном виде к материалам уголовного дела… Суд постановил…приобщить показания подсудимого Галазова в письменном виде к материалам дела» (Т10 л.д.).

В протоколе заседания от 14.04.2011г. вместо содержания выступлений в судебных прениях стороны защиты указано: «Защитник Атаев В.А. оглашает свои письменные высказывания в судебных прениях…Суд постановил приобщить к материалам дела данный документ». (Т10 л.д.). То же касается и выступления в прениях защитника Пантухова С.Е.

При этом в том же протоколе текст выступления в прениях стороны обвинения приведен полностью.

Стороны защиты и обвинения вопреки ст.15 УПК РФ поставлены судом в неравное положение.

Никакие письменные документы не могут заменять протокол судебного заседания, равно как не могут быть к нему приложением или дополнением. Протокол судебного заседания — это важнейшее доказательство по уголовному делу.

Поэтому отсутствие в нем целых стадий судебного заседания (причем наиболее важных для защиты) свидетельствует не только о существенном нарушении прав стороны защиты. Такое нарушение должно расцениваться как отсутствие самого протокола судебного заседания.

Отсутствие протокола судебного заседания является безусловным основанием для отмены приговора судом кассационной инстанции (п.11 ч.2 ст.381 УПК РФ).

 

 

 

  1. 2. Нарушение закона при оглашении показаний свидетелей.

В силу ч.1 ст.281 УПК РФ оглашение показаний неявившихся свидетелей допускается исключительно с согласия сторон, за исключением предусмотренных законом случаев.

В судебном заседании 6.08.2010г., при отсутствии согласия стороны защиты, на стадии исследования письменных материалов дела суд по собственной инициативе огласил показания свидетелей Лисиной В.П., Созиной Н.В. и Афанасьева А.А., что подтверждается протоколом судебного заседания (Т9 л.д.34 оборот).

Такие действия суда нельзя признать допустимыми, поскольку они прямо противоречат требованиям ст.281 УПК РФ и у суда отсутствовали какие-либо правовые основания для исследования показаний, данных этими свидетелями.

 

  1. 3. Фальсификация протоколов судебных заседаний.

Протокол судебного заседания был судом изменен таким образом, чтобы он как можно точнее вписывался в обвинительный приговор.

В протоколе заседания в сторону обвинительного уклона существенно изменены показания свидетелей и потерпевшего, вставлены реплики, которых участники процесса не произносили, и действия, которые не совершались (например, оглашение показаний свидетеля Мартынова). И напротив, действия, которые совершались и реплики, которые произносились, не вошли в протокол заседания.

В связи с несоответствием и неполнотой протокола заседания Галазовым были поданы подробные замечания на протокол, а его защитником подано заявление в суд с просьбой проверить соответствие протоколов данным аудиозаписей заседаний, компакт-диск с которыми был приложен к заявлению.

Однако суд отказался удостоверить замечания, а компакт-диск без какой-либо оценки возвратил защитнику.

Учитывая изложенное, полагаю, что протокол заседания был намеренно изменен для обеспечения обвинительного приговора, а объективные доказательства его несоответствия суд незаконно отказался рассматривать.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.379-381 УПК РФ, прошу:

— Приговор Симоновского районного суда г.Москвы от 21.04.2011г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в Симоновский районный суд Москвы в ином составе.

 

Адвокат Демин А.А.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать Вконтакте

 

Комментарии

Нет комментариев

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.
2097

Новости

все новости...